7 причин читать «Историю Средиземья»

7 причин читать «Историю Средиземья»

7 причин читать «Историю Средиземья»

@old_literature

Мы подготовили для вас подробный рассказ о том, что такое «История Средиземья», а заодно — сразу семь причин поставить её на свою книжную полку.

Семь причин приобрести «Историю Средиземья»

1. Это концентрированный Толкин

В отличие от «Сильмариллиона», подвергшегося очень серьезной редактуре со стороны сына писателя Кристофера, в «Истории Средиземья» тексты Профессора представлены в первозданном виде. Однако Кристофер проделал поистине титанический труд, разбирая, сортируя, компонуя и комментируя архив своего отца – в «Историю Средиземья» вошли почти все неопубликованные, незаконченные и заброшенные рукописи и черновики Джона Р. Р. Толкина, над которыми он работал с середины десятых годов прошлого века и почти до самой своей смерти в 1973 году.

Кроме того, некоторые тексты «Истории» гораздо ближе к изначальному замыслу Толкина, чем сам «Сильмариллион». Когда Кристофер готовил к публикации «Сильмариллион», он собирал финальный текст из разных набросков разных лет. Предпочтение отдавалось более поздним вариантам, а когда их не было, в дело шли более ранние отрывки. Однако тогда на руках у Кристофера не было полной картины, архив отца еще не был разобран до конца, и многие черновики Профессора были найдены уже после выхода «Сильмариллиона».

2. «История Средиземья» позволяет оценить всю глубину талантов Профессора

Джон Р. Р. Толкин был поистине многогранным человеком. Он говорил на иврите, греческом, древнегреческом, латинском, французском, немецком, финском, валлийском, норвежском, древнеисландском, готском, шведском, датском, англосаксонском, среднеанглийском, голландском, испанском, итальянском и гэльском языках, писал поэмы на среднеанглийском языке и даже изобрел два эльфийских наречия.

«История Средиземья» наглядно демонстрирует все грани таланта Профессора – в состав двенадцатитомника вошли не только его прозаические тексты, но и заметки, аллитерационные поэмы и даже стихи на эльфийском языке!

3. «История Средиземья» позволяет проследить за эволюцией замыслов автора

Поскольку в «Историю Средиземья» вошли почти все ранее не опубликованные наброски и черновики автора более чем за шесть десятилетий, в разных томах можно встретить совершенно разные версии одних и тех же произведений, между написанием которых порой проходило до сорока лет.

Вошедшие в «Книгу утраченных сказаний» тексты Толкин написал в середине десятых годов, после возвращения с восточного фронта, когда все ужасы окопной войны еще были свежи в памяти, а эпос о Средиземье только начинал формироваться в голове у писателя. Тогда Толкин вовсе не промышлял о создании собственной вселенной и просто хотел разработать для Англии собственную мифологию по типу скандинавской или древнегерманской, которая объясняла бы происхождение английской культуры и истории.

Большую часть «Утраченных сказаний» Толкин написал, лежа в госпитале, в котором он восстанавливался от последствий окопной лихорадки. При этом эти тексты получились более сложными и проработанными по сравнению с «Сильмариллионом», а язык «Сказаний» намеренно получился более архаичным и устаревшим. Полвека спустя, уже после публикации «Властелина колец», Толкин вернулся к своим первоначальным заметкам и попробовал переработать их для большей увязки с трилогией. Поздние черновики «Сильмариллиона» вошли в десятый и одиннадцатый тома «Истории Средиземья».

Четыре тома, с шестого по девятый, образуют подцикл «История Властелина колец» и включают в себя ранние наброски, черновые версии, отвергнутые варианты и даже неопубликованный эпилог к самому знаменитому труду Профессора.

4. «История Средиземья» развивает фантазию

Знакомство с черновиками, набросками и отвергнутыми версиями сочинений Профессора неизбежно заставляет задаться вопросом «А что, если?» А что если бы Толкин остановил свой выбор на каком-нибудь другом варианте? А что, если бы он не стал выбрасывать из «Властелина колец» неоднозначный эпилог? А что, если бы он не забросил работу над «Новой тенью», предположительным продолжением трилогии?

«История Средиземья» открывает огромный простор для спекуляций, размышлений, гипотез и фанфиков.

5. «История Средиземья» рассказывает о Средиземье гораздо больше «Властелина колец» и «Сильмариллиона»

Опубликованные в «Истории Средиземья» гораздо подробнее раскрывают историю мира, чем «Властелин колец» или даже «Сильмариллион». Во «Властелине колец» Толкин преследовал банально иные цели, размер Приложений в финальной версии был существенно сокращен по сравнению с черновиками, а при работе над «Сильмариллионом» у Кристофера Толкина был доступ далеко не ко всем черновикам, из которых он отдавал предпочтение более поздним по времени написания. Однако некоторые ранние наброски Профессора были проработаны гораздо тщательнее и детальнее, что становится понятно еще по «Книгам утраченных сказаний». Поэтому понимание мира Средиземья без этого двенадцатитомного труда будет неполным.

6. Это главный труд жизни Кристофера Толкина

Кристофер Толкин работал над «Историей Средиземья» полтора десятилетия, первый том увидел свет в 1983 году, последний – в 1996 году. На протяжении почти пятнадцати лет Кристофер просматривал, сортировал, комментировал и аннотировал наброски, отрывки, пометки и даже просто клочки с парой строчек текста своего отца, собирая их из разрозненных фрагментов в единый комплект текстов. И хотя за свою крайне долгую и насыщенную жизнь Кристофер приложил руку к публикации множества произведений своего отца (да и не только), одно из которых выходит в Великобритании как раз осенью этого года, именно «История Средиземья» получилась самой монументальной, как по размерам, так и по значению.

7. Впервые на русском!

До настоящего времени «История Средиземья» ни разу не публиковалась на русском языке официально, среди коллекционеров ходят только фанатские переводы первых пяти томов серии. В данном издании «История Средиземья»официально публикуется на русском языке впервые, причем в том самом фанатском переводе, выпущенным неформальным творческим объединением ТТТ, возникшим в недрах эхо-конференции SU.TOLKIEN в сети FidoNet в январе 1998 года. Первый том «Книги утраченных сказаний» публикуется в переводе Светланы Таскаевой, Светланы Лихачевой, Владимира Свиридова, Бориса Гаршина, Анастасии Куклей, Анастасии Дубининой, Олега Мартынова и Дмитрия Виноходова.

Что входит в какие тома

Тома 1-2 («Книга утраченных сказаний») – сюда входят самые ранние серьезные произведения Толкина, написанные в 1916-1917 годах, когда автору было двадцать пять лет, и оставленные незавершенным несколькими годами позже. «Утраченные Сказания» — прообраз тех мифов и легенд, что впоследствии будут названы «Сильмариллионом». «Сказания», в которых чувствуется несомненное влияние английских легенд, обрамлены историей о предпринятом мореходом Эриолом грандиозном путешествии через океан на запад, к берегам Тол Эрэссэа, Одинокого Острова, где обитают эльфы. Здесь отважный Эриол узнает истинную историю волшебного народа — Утраченные Сказания Эльфинесса.

Том 3 («Песни Белерианда») — сюда входит несколько объемных неоконченных поэм, написанных Профессором в двадцатые годы, в том числе «Исход Нолдоли из Валинора», «Лейтиан» и «Песнь о детях Хурина».

Том 4 («Устроение Средиземья») включает в себя первые схемы и карты Средиземья и написанные в конце двадцатых-начале тридцатых годов самые первые наброски текстов, позднее вошедших в «Сильмариллион».

Том 5 («Утраченный путь»). Однажды Джон Р.Р. Толкин и Клайв Стейплз Льюис заключили соглашение – первый напишет историю о путешествиях во времени, а второй – о путешествиях в космосе. Роман Льюиса «За пределы безмолвной планеты» вышел в 1938 году и завоевал определенную популярность, а вот Профессор свою часть соглашения не выполнил и оставил свой текст незаконченным. В таком виде на него и наткнулся Кристофер при подготовке «Истории Средиземья».

Несмотря на многообещающую завязку, «Утраченный путь» — это ранняя версия «Падения Нуменора», отличающаяся разве что мелкими деталями, намекающими на индустриальное будущее Нуменора. Помимо «Утраченного пути» в том вошли разные наброски «Сильмариллиона», написанные в середине тридцатых годов, и несколько поэм, в том числе на эльфийском языке.

Тома 6-9 («Возвращение Тени», «Предательство Изенгарда», «Война Кольца», «Поражение Саурона») составляют разные черновики «Властелина колец», позволяющие проследить за эволюцией взглядов Толкина, например, Фродо в первых набросках звали Бинго Болгер-Бэггинс, Арагорн был хоббитом по имени Рысак, а Древобород – злым великаном). В состав девятого тома также входит неопубликованный эпилог, вырезанный в издательстве.

Тома 10 и 11 («Кольцо Моргота» и «»Война камней») представляют из себя более поздние попытки Толкина подстроить «Сильмариллион» под «Властелин колец». Некоторые тексты кардинально отличаются от опубликованных в «Сильмариллионе», поскольку Кристофер при работе над «Сильмариллион» старался придерживаться цельного концепта и вырезал сильно отклоняющийся от нарратива материал. Другими словами, «Кольцо Моргота» — это альтернативный «Сильмариллион», а в «Войне камней» более подробно раскрывается история Хурина, не вошедшая в «Дети Хурина».

Заключительный, двенадцатый том («Люди Средиземья») включает в себя различные черновики приложений к «Властелину колец», представляющие из себя интерес тем, что из финальной версии был вырезан довольно приличный объем материала. Другой изюминкой тома является «Новая тень», заброшенное на одной главе продолжение «Властелина колец».

Рекомендованный порядок чтения трудов Толкина

  • «Хоббит»
  • «Властелин колец»
  • Приложения к «Властелину колец»
  • «Приключения Тома Бомбадила»
  • «Сильмариллион»
  • «Неоконченные предания Нуменора и Средиземья»
  • «Дети Хурина»
  • История Средиземья
  • Письма

Больше интересного на канале «Литература»

Эта цитата из 2 слов от писателя Курта Воннегута изменит ваш образ работы

Эта цитата из 2 слов от писателя Курта Воннегута изменит ваш образ работы

Эта цитата из 2 слов от писателя Курта Воннегута изменит ваш образ работы

@old_literature

Иногда идеальный ритуал планирования может радикально улучшить то, что вы делаете. Но никакой прорыв или рутина не изменят фундаментальный взгляд на вашу работу. Для этого нужна только мудрость. Полезно, что сайт творчества 99U недавно «выложил на стол» более полудюжины драгоценных камней такого рода мудрости, и что еще лучше так это то, что один из них — всего два слова.

Практика становления

Это мысль исходит от знаменитого автора Курта Воннегута, который написал этот краткий самородок профессиональной мудрости в ответ на вопрос ученика средней школы, которому было дано задание написать своему любимому писателю. Добрый ответ Воннегута включал эти два мощных слова: практика становления.

Если фраза не сразу поразит вас, как гром среди ясного неба, это потому, что совет Воннегута может потребовать немного больше объяснений. Об этом он сообщает корреспонденту:

Практикуйте любое искусство: музыку, пение, танцы, актерское мастерство, рисование, живопись, скульптуру, поэзию, художественную литературу, эссе, репортаж, независимо от того, насколько хорошо или плохо у вас это получается. Не чтобы получить деньги и славу, но испытать становление, узнать, что внутри вас, чтобы ваша душа росла.

Серьезно! Я имею в виду — начинайте прямо сейчас заниматься искусством и делайте это всю оставшуюся жизнь. Нарисуйте забавную или красивую картину Мисс Локвуд и отдайте ее ей. Танцуйте дома после школы, и пойте в душе, и так далее.

Это звучит достаточно приятно, но почему так глубоко? Конечно, совет Воннегута совпадает с научными исследованиями, которые показывают, что осуществление вашего творчества, сделает вас счастливым, даже если вы ужасны в выбранной форме самовыражения, но это далеко не самая мощная часть этого простого, но потенциально изменяющего жизнь сообщения.

Как и многие мудрые мыслители, Воннегут признает, что» успех», если рассматривать его как единый конечный пункт назначения, всегда будет недосягаем. Всегда будет кто-то, с кем вы можете сравнить себя и понять, что желаете чужого успеха. Всегда будет чего желать и о чем мечтать. Вместо того, чтобы работать, чтобы достичь какой-то фиксированной цели (и, наконец, наслаждаться собой), наслаждайтесь процессом работы и жизни, самоисследованием и мгновенным достижением, которое оно дает вам.

Или, другими словами, Вы всегда будете в процессе становления тем, кем вы хотите быть, поэтому Вы также можете научиться наслаждаться этим. Это мощное послание для нашего бесконечно амбициозного, озлобленного мира.

Больше интересного на канале «Литература»

10 цитат из книги Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея»

10 цитат из книги Оскара Уайльда "Портрет Дориана Грея"

10 цитат из книги Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея»

@old_literature

1.Когда я очень люблю кого-нибудь , я никогда никому не называю его имени. Это все равно что отдать другим какую-то частицу дорогого тебе человека.

2. Ты любишь всех, а любить всех — значит не любить никого.Тебе все одинаково безразличны.

3. Я слишком люблю читать книги, и поэтому не пишу их.

4. Единственный способ избавиться от искушения — поддаться ему.

5. -Значит вы не любите нашу страну? 

-Я в ней живу.

6. Главный вред брака в том, что он вытравливает из человека эгоизм. А люди неэгоистичные бесцветны, они утрачивают свою индивидуальность.

7. Самые нелепые поступки человек совершает всегда из благороднейших побуждений.

8. Когда человек счастлив, он всегда хорош. Но не всегда хорошие люди бывают счастливы.

9. О любви писать выгодно, на неё большой спрос.

10. Женщины обладают удивительным чутьем: они способны обнаружить что угодно, за исключением очевидного.

Больше интересного на канале «Литература»

10 книг о русской деревне

10 книг о русской деревне

10 книг о русской деревне

@old_literature

1.«Ложится мгла на старые ступени» Александр Чудаков

Роман «Ложится мгла на старые ступени» решением жюри конкурса «Русский Букер» признан лучшим русским романом первого десятилетия нового века. Выдающийся российский филолог Александр Чудаков написал книгу, которую и многие литературоведы, и читатели посчитали автобиографической — настолько высока в ней концентрация исторической правды и настолько достоверны чувства и мысли героев. Но это не биография — это образ подлинной России в ее тяжелейшие годы, «книга гомерически смешная и невероятно грустная, жуткая и жизнеутверждающая, эпическая и лирическая. Интеллигентская робинзонада, роман воспитания, «человеческий документ»» («Новая газета»). В новое издание внесены приготовленные для него в 2005 году вставки и поправки. Книга дополнена выдержками из дневников и писем автора, позволяющими проследить историю создания книги, замысел которой сложился у него в 18 лет.

2. «Конь с розовой гривой» Виктор Астафьев

В книгу входят рассказы о родине писателя — Сибири, о его детстве — этой удивительно светлой и прекрасной поре. Для среднего школьного возраста.

3. «Раздумья в сумерках жизни» Валентин Богданов

Что делает русского писателя русским? Мастерское владение родным языком? Разумеется. Вера в добро, желание жить по христианским заповедям? Несомненно. Но главная черта подлинно русского писателя – знание жизни собственного народа, который живёт на родной земле и ею кормится.

Аннотация к сборнику «Раздумья в сумерках жизни» Валентина Богданова могла бы состоять из одной строчки: «Россия начинается с деревни». Герои рассказов и повестей, вошедших в эту книгу, ведут тот же уклад жизни, что и их отцы, деды, прадеды. В их размеренное бытие безжалостно вторгаются внешние силы: то коллективизация, то война, то Перестройка. Люди гибнут, но деревня живёт, даже сейчас, когда кто-то спивается, а кто-то уезжает навсегда. И будет жить, пока жива наша страна.

4. «Дядя Фёдор, пёс и кот» Эдуард Успенский

В книгу вошли самая лавная повесть Э. Успенского о Простоквашино «Дядя Федор, пес и кот» и избранные главы из повести «Дядя Федор и лето в Простоквашино».

Для дошкольного возраста.

5. «Жизнь Арсеньева» Иван Бунин

Ивану Бунину (1870–1953) посчастливилось первым заслужить для русской литературы Нобелевскую премию, и решающую роль в этом сыграл его роман «Жизнь Арсеньева», за которым закрепилось определение «вымышленная автобиография».

Биографическая основа романа несомненна, и Алексей Арсеньев – это сам Иван Алексеевич Бунин в первые двадцать пять лет своей жизни. На склоне лет Бунин решил оглянуться на прожитую жизнь и написать о том, что больше всего в ней любил. Для потерянной им родины Бунин построил неподвластный времени дом из букв, и каждый читатель в любое время может в него войти, приобретя очередную книгу коллекции «100 великих романов».

6. «Тимур и его команда» Аркадий Гайдар

Широко известная повесть о пионерах довоенных лет написана просто, увлекательно. Обыкновенные мальчишки и девчонки взяли на себя заботу о тех, чьи отцы, братья ушли на фронт. Движение, впоследствии названное тимуровским, началось со страниц повести А.Гайдара.

7. «Рябиновое солнце» Станислав Востоков

Сборник рассказов «Рябиновое солнце» продолжает лучшие традиции отечественной прозы для детей. Лирические истории Станислава Востокова и иллюстрации Марии Воронцовой наполнены любовью к природе и людям. В своей новой книге писатель и художник заставляют вспомнить красоту современной русской деревни, образ которой уже знаком читателю по сборнику «Зимняя дверь».

8. «Школа для дураков» Саша Соколов

Роман «Школа для дураков» – одно из самых значительных явлений русской литературы конца ХХ века. По определению самого автора, это книга «об утонченном и странном мальчике, страдающем раздвоением личности… который не может примириться с окружающей действительностью» и который, приобщаясь к миру взрослых, открывает присутствие в мире любви и смерти.

По-прежнему остаются актуальными слова первого издателя романа Карла Проффера: «Ничего подобного нет ни в современной русской литературе, ни в русской литературе вообще».

9. «Чистый Дор» Юрий Коваль

В эту книгу вошли очень светлые, добрые и мудрые, смешные и немного грустные истории Юрия Коваля о старинной деревушке Чистый Дор, о ее больших и маленьких жителях, о русской природе и месте человека в ней.

Для детей младшего школьного возраста.

10. «Деньги для Марии» Валентин Распутин

Имя Валентина Распутина широко известно и в России, и за ее пределами — его книги переведены на многие языки мира. Писатель задается вопросами о смысле жизни, о соотношении нравственности и прогресса, о смерти и бессмертии. И о том, что делает человека человеком: о мужестве и достоинстве, о терпении и вере. В.Распутин создает образы русских женщин, носительниц нравственных ценностей народа, его философского мироощущения, развивающих и обогащающих образ сельской праведницы. Пронзительная искренность, трагизм и исповедальность его прозы потрясают не одно поколение читателей.

Больше интересного на канале «Литература»

10 романов о раздвоении личности

10 романов о раздвоении личности

10 романов о раздвоении личности

@old_literature

1) Чак Паланик — «Бойцовский клуб»

Культовый роман Чака Паланика «Бойцовский клуб», впервые издающийся на русском языке, уже получил громкую известность в России благодаря не менее культовому одноименному фильму Дэвида Финчера и сценарию Джима Улса, опубликованному в журнале «Киносценарии». И вот наконец читатель может познакомиться с романом, положившим начало созданию аналогичных «бойцовских клубов» по всему миру, в том числе и у нас, в России. Так что же такое «Бойцовский клуб»? Но – тсс! Первое правило бойцовского клуба гласит: «Никогда не говори о бойцовском клубе». Лучше читай! Тем более что роман Ч.Паланика еще глубже высвечивает философские проблемы, поставленные в экранизации Д.Финчера, проблемы «поколения Х», «столкнувшегося с переизбытком рациональной информации при полном пересыхании ручейка эмоциональной жизни».

2) Роберт Льюис Стивенсон — «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда»

Роберт Льюис Стивенсон — английский писатель, классик неоромантизма и автор приключенческих романов, вошел в историю литературы как тонкий стилист и мастер психологического портрета. «Остров сокровищ». «Черная стрела», «Клуб самоубийц», «Алмаз Раджи» и многие-многие другие произведения, вышедшие из-под пера Стивенсона, занимают прочное место среди шедевров мировой литературы. В настоящем издании вниманию читателей предлагаются широко известные и значимые для творчества самого писателя повести и рассказы: «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда», «Дом на дюнах», «Окаянная Дженет», «Маркхейм», «Олалла» и «Похититель трупов».

3) Дэниел Киз — «Множественные умы Билли Миллигана»

Эта поражающая воображение история, основанная на реальных событиях, раскрывает перед нами расколотый мир сознания Билли Миллигана, человека с множественной личностью 24 отдельные личности, разные по интеллекту и устремлениям взрослые и дети, мужчины и женщины, лица с криминальными наклонностями и тонко чувствующие художественные натуры — ведут борьбу за обладание его телом, не позволяя ему контролировать свои действия.

4) Сидни Шелдон — «Расколотые сны»

Совершена серия убийств. Убийца ненормален и жесток настолько, что дело его рук потрясает даже полицию. Но самое страшное — все улики указывают на то, что этот маньяк — молодая женщина. Расследование началось. Подозреваемых — три. Одна из них виновна…

5) Майгулль Аксельссон — «Я, которой не было»

У этой девочки не было имени. Вернее, было сразу два. Отец называл ее Мари. Мать — Мэри. Друзья-вундеркинды — победители национального конкурса на лучшее сочинение на тему «Народовластие и будущее» — решили проблему, окрестив ее МэриМари. Но ни эти многообещающие подростки, каждый из которых сделал потом блестящую карьеру, ни все остальные так и не поняли, что у МэриМари не только имя двойное. Что она и в самом деле живет двойной жизнью. В одной своей ипостаси она — блестящая светская леди, занимающая в правительстве пост министра, в другой — преступница, отбывающая тюремный срок за убийство мужа. И все это время она ищет себя и свою любовь.

6) Федор Достоевский — «Двойник»

Повесть «Двойник» и рассказ «Господин Прохарчин» написаны Достоевским, по определению И. Анненского, «до катастрофы», т. е. до ареста по делу «петрашевцев» и гражданской казни на Семеновском плацу в Петербурге (1849).

В повести «Двойник» (1846) Достоевским дан глубокий психологический анализ расколотого сознания, анализ, предвещающий великие романы писателя. Повесть «Двойник» во многом связана с художественным миром и поэтикой гоголевских петербургских повестей. Можно сказать, что фантастический и непостижимый Петербург романов Достоевского берет начало в этой повести. Не случайно ведь повесть имеет подзаголовок «Петербургская поэма».

7) Жан-Кристоф Гранже — «Лес мертвецов»

Серия кровавых ритуальных убийств заставляет содрогнуться от ужаса даже видавших виды парижских полицейских. В городе орудует маньяк-каннибал, пожирающий плоть своих жертв. Кто он — психопат-аутист, садист-извращенец, поклонник первобытных культов? Множатся версии, но ни одна не ведет к разгадке зловещей тайны. У Жанны Крулевска — опытного следственного судьи и красивой женщины — есть личные причины принять брошенный убийцей вызов. Поиски истины перенесут ее через океан, вынудят пересечь Никарагуа и Гватемалу, заведут в глубь аргентинских болот. Здесь, в самом сердце Леса мертвецов, ей откроется подлинный источник Зла…

8) Маргарет Этвуд — «…Она же «Грейс»»

23 июля 1843 года в Канаде произошло кошмарное преступление, до сих пор не дающее покоя психологам и криминалистам. Служанка Грейс Маркс обвинялась в крайне жестоком убийстве своего хозяина и его беременной любовницы-экономки. Грейс была необычайно красива и очень юна — ей не исполнилось еще и 16 лет. Дело осложнялось тем, что она предложила три различные версии убийства, тогда как ее сообщник — лишь две. Но он отправился на виселицу, а ей всю жизнь предстояло провести в тюрьме и сумасшедшем доме — адвокат сумел доказать присяжным, что она слабоумна.

Грейс Маркс вышла на свободу 29 лет спустя. Но была ли она поистине безумна? Чей пагубный дух вселился в ее тело? Кто она — злодейка и искусительница, зачинщица преступления и подлинная убийца? Или же невольная жертва, принужденная угрозами к молчанию? Подлинная личность исторической Грейс Маркс остается загадкой, лоскутным одеялом, облаком домыслов и сенсационных спекуляций.

В романе «…Она же «Грейс»» лауреат Букеровской премии Маргарет Этвуд предлагает свою версию истории о самой известной канадской преступнице. Но вправе ли она?

9) Иэн Бенкс — «Мост»

Наиболее знаменитый роман автора скандальной «Осиной Фабрики». Три плана повествования: потерявший память человек на исполинском мосту, подменяющем целый мир; варвар, его верный меч и колдун-талисман в сказочной стране; инженер-энергетик в Эдинбурге и его бурная личная жизнь. Что между ними общего? Кто кому снится? И кто — один-единственный — в итоге проснется?

10) Лиз Коли — «Красотка 13»

Тринадцатилетняя Анжела заблудилась в лесу и с трудом отыскала дорогу домой. Открыв дверь, она увидела страх в глазах родителей. Перешептывания соседей… Бесконечные вопросы полицейских и психологов… Оказывается, она отсутствовала три года! На ногах — шрамы от оков, на теле — следы насилия, и ни одного воспоминания — только голос, голос ее похитителя, и детский плач… Неужели это плачет ее ребенок? Правда может быть слишком жестокой…

Больше интересного на канале «Литература»

10 прекрасных книг о дружбе

10 прекрасных книг о дружбе

10 прекрасных книг о дружбе

@old_literature

1.Эрих Мария Ремарк — «Три товарища»

Самый красивый в двадцатом столетии роман о любви…

Самый увлекательный в двадцатом столетии роман о дружбе…

Самый трагический и пронзительный роман о человеческих отношениях за всю историю XX столетия.

Эрих Мария Ремарк – писатель, имя которого говорит само за себя. Для многих поколений читателей, выросших на его произведениях, он стал символом времени. Трагедии Первой и Второй мировых, боль «потерянного поколения»… и бесконечно притягательные в своей неподдельной искренности герои, преданные идеалам дружбы и любви в самом их благородным проявлении – проза Ремарка не подвластна старению.

2. Кэтрин Райан Хайд — «Не отпускай»

Билли Блеск, профессиональный танцор, уже несколько лет не выходит из своей квартиры и ни с кем не общается. Он неудачник, не сумевший построить карьеру – не сумев победить мир, Билли теперь прячется от него. Так продолжается до тех пор, пока в жизнь его не вторгается соседская девочка по имени Грейс. Мать Грейс – наркоманка, которая совершенно не следит за дочерью. Чтобы девочку не забрали Органы Опеки, жители многоквартирного дома для бедных принимают решение: найти Грейс опекуна. Идеальный кандидат на эту роль – Билли, ведь он всё равно никуда не отлучается.

«Не отпускай меня никогда» — новая книга американской романистки Кэтрин Райан Хайд, человека с большим сердцем. Эта писательница способна вдохнуть новую жизнь в любой известный сюжет, наполнив его своей любовью. Ведь сколько было написано и снято о том, как взрослый человек, потерявший интерес к существованию, обретает его заново, подружившись с ребёнком, которому этот человек отдаёт самое дорогое, что у него есть. Билли Блеск учит девочку танцевать. А искусство, как известно, способно одолеть многие жизненные трудности: вечное всегда торжествует над сиюминутным.

3. Халед Хоссейни — «Бегущий за ветром»

Амира и Хасана разделяла пропасть. Один принадлежал к местной аристократии, другой — к презираемому меньшинству. У одного отец был красив и важен, у другого — хром и жалок. Один был запойным читателем, другой — неграмотным. Заячью губу Хасана видели все, уродливые же шрамы Амира были скрыты глубоко внутри. Но не найти людей ближе, чем эти два мальчика. Их история разворачивается на фоне кабульской идиллии, которая вскоре сменится грозными бурями. Мальчики — словно два бумажных змея, которые подхватила эта буря и разметала в разные стороны. У каждого своя судьба, своя трагедия, но они, как и в детстве, связаны прочнейшими узами.

4. Ирвин Шоу — «Богач, бедняк»

«Богач, бедняк» — одно из лучших произведений Ирвина Шоу. Не просто роман, который лег в основу знаменитых сериалов. Не просто «золотой эталон» семейной саги и современной англоязычной «психологической беллетристики».

Это — одна из тех уникальных книг, которые всегда читаются словно впервые.

5. Маркус Зузак — «Книжный вор»

Январь 1939 года. Германия. Страна, затаившая дыхание. Никогда еще у смерти не было столько работы. А будет еще больше.

Мать везет девятилетнюю Лизель Мемингер и ее младшего брата к приемным родителям под Мюнхен, потому что их отца больше нет — его унесло дыханием чужого и странного слова «коммунист», и в глазах матери девочка видит страх перед такой же судьбой. В дороге смерть навещает мальчика и впервые замечает Лизель.

Так девочка оказывается на Химмельштрассе — Небесной улице. Кто бы ни придумал это название, у него имелось здоровое чувство юмора. Не то чтобы там была сущая преисподняя. Нет. Но и никак не рай.

«Книжный вор» — недлинная история, в которой, среди прочего, говорится: об одной девочке; о разных словах; об аккордеонисте; о разных фанатичных немцах; о еврейском драчуне и о множестве краж. Этa книга о силе слов и способности книг вскармливать душу.

6. Питер Хёг — «Смилла и ее чувство снега»

Она читает снег, как раскрытую книгу. Она верит числам, но не верит людям. Особенно — официальным лицам, тем, кто пытается ей доказать, что мальчик-гренландец просто играл на крыше и случайно сорвался вниз. Потому что она знает, как сильно он боялся высоты. Потому что следы на снегу ведут прямо к краю. И это не следы играющего ребенка.

Она — Смилла Кваавигаак Ясперсен, полудатчанка-полуэскимоска, родившаяся в Гренландии, живущая в Копенгагене. Для нее с этой смерти начинается поиск ответов на вопросы, поставленные недомолвками, голосом на старой кассете, полосами на рентгеновском снимке. Поиск, который уводит ее все дальше: город — море — лед.

7. Генрик Ибсен — «Пер гюнт»

Генрик Ибсен, великий норвежский поэт и драматург, создал драматическую поэму «Пер Гюнт» на стыке реальности и романтической фантазии. Он считал эту пьесу сугубо норвежским произведением, которое «вряд ли может быть понято за пределами Скандинавских стран». Однако опасения Ибсена оказались напрасными. «Пер Гюнт» был переведен на большинство европейских языков, а Эдвард Григ написал к этой пьесе великолепную музыку, упрочившую ее популярность. XX век принес множество театральных постановок и экранизаций ибсеновской драмы.

8. Александр Дюма — «Три мушкетера»

«Три мушкетера» — лучший авантюрно-приключенческий роман в истории литературы. Проходит время, однако эта прекрасная книга по-прежнему популярна, история об отважных мушкетерах продолжает вдохновлять режиссеров на создание ярких экранизаций, и вот уже новое поколение читателей и зрителей с замиранием сердца следит за увлекательными и опасными похождениями бесстрашного гасконца д'Артаньяна, благородного Атоса, шумного Портоса и загадочного Арамиса…

9. Иэн Макьюэн — «Амстердам»

Двое друзей — преуспевающий главный редактор популярной ежедневной газеты и признанный композитор, работающий над «Симфонией тысячелетия», — заключают соглашение об эвтаназии: если один из них впадет в состояние беспамятства и перестанет себя контролировать, то другой обязуется его убить…

В 1998 году роман Иэна Макьюэна (p. 1948) «Амстердам» был удостоен Букеровской премии. Русский перевод романа стал интеллектуальным бестселлером, а работа Виктора Голышева была в 2001 году отмечена российской премией «Малый Букер», в первый и единственный раз присуждавшейся именно за перевод.

10. Гектор Мало — «Без семьи»

Роман «Без семьи» (1878) принадлежит перу известного французского писателя Гектора Мало. Из множества написанных им книг именно эта привлекла всеобщее внимание и стала классикой французской детской литературы. Рассказ о скитаниях мальчика Реми, не знающего, кто его родители, о недругах и друзьях (доброй матушке Барберен, благородном Виталисе), о его спутнике маленьком музыканте Маттиа, о необыкновенном пуделе Капи, — необычайно увлекателен. За скитаниями и приключениями бродячих актеров читатель следит, затаив дыхание.

Больше интересного на канале «Литература»

9 книг о мифах и их толковании

9 книг о мифах и их толковании

9 книг о мифах и их толковании

@old_literature

Почему технический прогресс так и не смог искоренить мифологическое мышление, а древние сюжеты снова и снова находят отражение в литературе и жизни? Это подборка книг, рассказывающих о разных аспектах мифологии — о том, как развитие земледелия повлияло на образ Богини-матери, как герои Кафки и Манна связаны с древними культами и зачем человечеству нужны трикстеры.

Джозеф Кэмпбелл «Тысячеликий герой»

Джозеф Кэмпбелл — американский мифолог, писатель и лектор, наиболее известный за свою работу в области сравнительной мифологии и сравнительной религии. Список его работ огромен и охватывает многие аспекты человеческого опыта. Его философия часто отождествляется с фразой, которую он сказал: «Следуйте своему счастью». Среди его выдающихся книг такие, как «Мифы, в которых нам жить», «Тысячеликий герой», «Маски Бога», «Мифический образ», «Исторический атлас мировой мифологии».

Тысячеликий герой Кэмпбелла — классическое исследование мифологии на основе психоанализа, дающего ключ к тайнам языка символов, общего для мифов всех мировых культур с их архетипическим героем. Переходя от психологической плоскости анализа к метафизической, Кэмпбелл представляет героическое путешествие как космогонический цикл. Пройдя через испытания инициации, преодолев порог между бытием и ничто, герой как воплощение микрокосма и макрокосма растворяется в Высшей Самости, тем самым завершая свою путь.

«Там, где моралист исполнится негодованием, а поэт-трагик — жалостью и ужасом, мифология превращает всю жизнь в безмерную и ужасающую Божественную Комедию. Ее олимпийский юмор ни в коем случае не является бегством от жизни — он жесток в той же мере, как и сама жизнь, — или, если угодно, как жестокость Бога, Творца. В этом отношении мифология заставляет видеть в трагическом настроении нечто истерическое, а в обычной моральной оценке — близорукость. Впрочем, эта жестокость уравновешивается убежденностью в том, что все, что мы видим, является лишь отражением той силы выживания, которую не затрагивает боль. Поэтому такие рассказы хоть и безжалостны, но и бесстрашны, исполнены радости возвышенной безличности, рассматривающей себя во всех эгоцентричных, во всех сражающихся личностях, которые рождаются и умирают во времени.»

Мирча Элиаде «Мифы. Сновидения. Мистерии»

Мирча Элиаде — ученый, писатель, историк религии. Родился 9 марта 1907 года в Бухаресте (Румыния), в 1928 году окончил Бухарестский университет, после чего уехал в Индию, где в университете города Калькутта изучал санскрит и индийскую философию. Получив второе образование, Элиаде провел шесть месяцев в гималайском ашраме Ришикеш; именно там, в Гималаях, сформировались его взгляды на религию как на иерофанию, то есть проявление священного.

Основные труды Мирчи Элиаде: «Подходы к сравнительному изучению религий» (1949), «Миф о вечном возвращении» (1949), «Шаманизм» (1951), «Мефистофель и андрогин» (1961), «История религиозных идей и верований» (в 3 томах, 1978-1985). Статьи Элиаде опубликованы в сборниках «Поиск: история и смысл в религии» (1969) и «Оккультизм, ведьмы и традиции: статьи по сравнительному религиоведению» (1976). Он также являлся редактором 16-томной «Энциклопедии религии». Кроме того, его перу принадлежит ряд художественных произведений.

Книга «Мифы, сновидения и мистерии» содержит большой мифологический материал как первобытнообщинных народов, так и древнейших цивилизаций, рассматривается космогоническая идея о разделении неба и Земли — духовного и материального.

Мистические ощущения, магическое тепло, мистерия полета, работа сновидений, путь воина, сотворение и жертвоприношения, каннибализм, страдание и символизм смерти в инициациях, мужские и женские тайные общества — эти и широкий ряд других вопросов освещается в книге.

«Мы, наконец, начинаем осознавать и понимать то значение мифа, которое было заложено в него «примитивными» и архаическими обществами, то есть теми слоями человечества, где миф является истинной основой общественной жизни и культуры. И теперь сразу же бросается в глаза следующий факт: в таких обществах считалось, что миф передает абсолютную истину, так как повествует священную историю, то есть стоящее выше человека откровение, имевшее место на заре Великого Времени, в священное время начал in illo tempore.»

Альбер Камю «Миф о Сизифе»

Не теряющее актуальность эссе, в котором Камю рассматривает загробную жизнь легендарного царя-трикстера с позиций абсурдистской философии. С точки зрения Камю, Сизиф — настоящий абсурдный герой, жаждущий жить полной жизнью, но обреченный на «бесполезный и безнадежный труд». Впрочем, тяжелая ноша не мешает ему обрести внутреннюю свободу, ведь любое предопределение сводится лишь к тому, как о нем судит сам человек. Камю размышляет о том, что жизнь обычного человека мало чем отличается от судьбы мифологического героя — по сути, разница лишь в том, что, в отличие от Сизифа, мы крайне редко осознаем всю абсурдность собственного существования.

«Эта вселенная, отныне лишенная властелина, не кажется ему ни бесплодной, ни ничтожной. Каждая крупица камня, каждый отблеск руды на полночной горе составляет для него целый мир. Одной борьбы за вершину достаточно, чтобы заполнить сердце человека. Сизифа следует представлять себе счастливым».

Карл Юнг «Душа и миф»

Тематический сборник статей, в которых классик психологии анализирует античные мифы и сказочные мотивы, перечисляя базовые архетипы, лежащие в основе всех древних легенд — Младенец, Дева, Мать, Возрождение, Дух и Трикстер. Последнему посвящена отдельная статья, в которой Юнг объясняет, почему образ «трюкача» кочует из предания в предание, начиная с мифов о Гермесе и заканчивая сказкой про Мальчика-с-пальчик.

«Любого культурного человека, который ищет совершенства где-то в прошлом, должна удивить встреча с фигурой трюкача. Он — предвестник Спасителя и, подобно ему, бог, человек и животное вместе. Он одновременно недочеловек и сверхчеловек, животное и божественное создание, чья главная и наиболее вызывающая характеристика — бессознательность. Именно благодаря ей он отстранен от своих (очевидно, человеческих) собратьев, которые показывают, что он пал ниже их уровня сознательности. Он настолько не осознает себя, что его тело не составляет единства и руки борются одна с другой».

Елеазар Мелетинский «Поэтика мифа»

Монография известного фольклориста посвящена истории мифов и их возрождению в современной западной культуре. Мелетинский рассматривает классические формы мифов и рассуждает о семантике мифологического сюжета. Самая интересная часть книги посвящена мифологическим образам в литературе XX века: из нее можно узнать о связи «Превращения» Кафки с тотемическими мифами, а Пеперкорна из «Волшебной горы» Томаса Манна — с культом Диониса. Большое внимание Мелетинский уделил и самому мифологичному произведению модернистской литературы — «Улиссу».

«Сопоставление сюжетов “Замка» и «Процесса» с циклом инициации вполне корректно, особенно если вспомнить, какую роль противопоставление посвященных и непосвященных играет в обоих романах. В «Замке» имеется в виду посвящение «замком» для превращения в полноправного члена общины, такова же цель древних посвятительных ритуалов. Учитывая особую роль «отца” и аллюзии на бога-отца у Кафки, стоит упомянуть некоторые мифы Северной Америки или Океании, где героя-сына испытывает его отец солнечный или иной бог: он пытается извести сына, жестоко наказать за нарушение брачных и иных табу, не допустить на небо, но сын в конце концов, как и во всех других подобных сюжетах, добивается своего и в дальнейшем обычно завоевывает особое покровительство отца и богов».

Ролан Барт «Миф сегодня»

Ролан Барт в свое время предложил принципиально новую концепцию мифа — как особой коммуникативной системы, несущей в себе замаскированную идеологию. При этом то, что мы считаем смыслом высказывания с точки зрения обычного языка, для мифа является лишь формой, а смысл в нем находится на другом уровне восприятия. В той или иной степени мифы создаются и в современной жизни — в рекламе, кино, СМИ и политике. Впрочем, как считает философ, политический миф особенно пышно и непринужденно расцветает в буржуазном обществе — в отличие от «неуклюжих» мифов социализма.

«В чем суть мифа? В том, что он преобразует смысл в форму, иными словами, похищает язык. Образ африканского солдата, белокоричневый баскский домик, сезонное понижение цен на фрукты и овощи похищаются мифом не для того, чтобы использовать их в качестве примеров или символов, а для того, чтобы с их помощью натурализовать Французскую империю, пристрастие ко всему баскскому, правительство. Всякий ли первичный язык неизбежно становится добычей мифа? Неужели нет такого смысла, который смог бы избежать агрессии со стороны формы? В действительности все, что угодно, может подвергнуться мифологизации, вторичная мифологическая система может строиться на основе какого угодно смысла и даже, как мы уже убедились, на основе отсутствия всякого смысла».

Алексей Лосев «Диалектика мифа»

Известный советский философ и тайный монах трактовал миф как «в словах данную чудесную личностную историю» — то есть как способ интуитивного взаимодействия с реальностью, позволяющий достичь максимальной самореализации человеческого «Я». А еще доказывал, что от мифологического мышления не могут абстрагироваться даже ученые. Лосев не побоялся раскритиковать философию диалектического материализма, что сыграло роковую роль в его биографии: после выхода книги в 1930 году весь тираж был изъят, а сам ученый провел 10 лет на Беломорканале.

«Декарт начинает свою философию с всеобщего сомнения. Даже относительно Бога он сомневается, не является ли и Он также обманщиком. И где же он находит опору для своей философии, свое уже несомненное основание? Он находит его в «я», в субъекте, в мышлении, в сознании, в ego, в cogito. Почему это так? Только потому, что таково его собственное бессознательное вероучение, такова его собственная мифология, такова вообще индивидуалистическая и субъективистическая мифология, лежащая в основе новоевропейской культуры и философии. Декарт — мифолог, несмотря на весь свой рационализм, механизм и позитивизм».

Карен Армстронг «Краткая история мифа»

Британская исследовательница истории религий и призер TED написала увлекательную книгу на стыке истории, культурологии и психологии, в которой рассказывает о том, как мифы о героях возникли под влиянием шаманских ритуалов, как аграрная революция сформировала противоречивый образ щедрой и кровожадной Богини-Матери и почему деятелям эпохи Просвещения так и не удалось одержать полную победу над мистицизмом. Кроме того, автор размышляет о роли, которую играет миф в укрощении Бессознательного и об опасностях современной демифологизированной цивилизации.

«В других культурах для человека было бы немыслимо остановиться посреди обряда инициации или перехода, так и не избавившись от ужаса. Мы же в отсутствие жизнеспособной мифологии поступили именно так. В современном неприятии мифа есть некий трогательный и даже героический аскетизм. Однако своей приверженностью сугубо линейному, логическому и историческому образу мышления мы лишаем себя целительных средств и приемов, позволявших людям раскрывать весь потенциал своей сущности, дабы жить полной жизнью, не отворачиваясь от неприемлемого».

Курт Хюбнер «Истина мифа»

Немецкий философ и методолог науки пытается «примирить миф с притязаниями рациональности», размышляя о том, в каких отношениях он находится с наукой, политикой и искусством в современном обществе. Миф, в представлении Хюбнера, — система мировоззрения, которая тесно связана с реальностью, обладает своей структурой и логикой, и вполне может конкурировать с наукой по своей онтологической ценности.

«Результаты уже почти двести лет длящегося исследования мифа вызвали тихую революцию, поскольку они, хотя это еще вряд ли заметили, подорвали многое из того, что прежде казалось столь самоочевидным — то устаревшее и опровергнутое во всяком случае наукой мнение, согласно которому миф есть лишь чистое порождение фантазии… С другой стороны, можно предположить, что эпоха, строящая свою жизнь по одностороннему научно-техническому образцу, высшую точку развития уже прошла. Но если предшествующий опыт не может быть полностью забыт, то в будущем можно представить себе только одну культурную форму, в которой наука и миф не будут ни подавлять друг друга, ни существовать раздельно, но вступят в некоторые опосредованные жизнью и мыслью отношения».

ТОП 10 самых читаемых книг в мире

ТОП 10 самых читаемых книг в мире

ТОП 10 самых читаемых книг в мире

@old_literature

1.Джоан Роулинг «Гарри Поттер и Философский камень»

Книга, покорившая мир, эталон литературы для читателей всех возрастов, синоним успеха. Книга, сделавшая Джоан Роулинг самым читаемым писателем современности. Книга, ставшая культовой уже для нескольких поколений. «Гарри Поттер и Философский камень» — история начинается.

2. Джон Толкиен «Властелин колец»

Эта эпопея, еще в середине 1970-х годов вошедшая в число самых читаемых и издаваемых книг в мире, спустя некоторое время породившая настоящий толкиновский культ, который начался в Америке в 60-е годы. Ее автор создал удивительный мир — Средиземье, страну, управляемую советом волшебников, где в серебряных лесах поют эльфы, в глубоких пещерах добывают драгоценный мифрил гномы, а бескорыстие добрых чародеев постоянно подвергается испытаниям. Здесь разгорается битва Света и Тьмы, исход которой, по воле провидения, зависит от самых маленьких жителей — Хоббитов.

3. Антуан де Сент-Экзюпери «Маленький принц»

Если вы с ужасом понимаете, что стали слишком взрослыми — перестали смотреть на звездное небо и задавать вопросы, начали измерять жизнь цифрами, разлюбили цветы — перечитайте «Маленького принца». Это одна из тех книг, которые способны вернуть человеку самого себя.

4. Джером Дэвид Сэлинджер «Над пропастью во ржи»

Писатель-классик, писатель-загадка, на пике своей карьеры объявивший об уходе из литературы и поселившийся в глухой американской провинции вдали от мирских соблазнов… Единственный роман Сэлинджера «Над пропастью во ржи» стал переломной вехой в истории мировой литературы. Название романа и имя главного героя Холдена Колфилда сделались кодовыми для многих поколений молодых бунтарей — от битников и хиппи до представителей современных радикальных молодежных движений.

Семнадцатилетний Холден Колфилд, находящийся в санатории, вспоминает «ту сумасшедшую историю, которая случилась прошлым Рождеством», после чего он «чуть не отдал концы», долго болел, а теперь вот проходит курс лечения и вскоре надеется вернуться домой…

5. Дэн Браун «Код да Винчи»

Секретный код скрыт в работах Леонардо да Винчи

Только он поможет найти христианские святыни, дававшие немыслимые власть и могущество…

Ключ к величайшей тайне, над которой человечество билось веками, может быть найден…

В романе «Код да Винчи» автор собрал весь накопленный опыт расследований и вложил его в главного героя, гарвардского профессора иконографии и истории религии по имени Роберт Лэнгдон. Завязкой нынешней истории послужил ночной звонок, оповестивший Лэнгдона об убийстве в Лувре старого хранителя музея. Возле тела убитого найдена зашифрованная записка, ключи к которой сокрыты в работах Леонардо да Винчи

6. Стивен Кинг «Зелёная миля»

Стивен Кинг приглашает читателей в жуткий мир тюремного блока смертников, откуда уходят, чтобы не вернуться, приоткрывает дверь последнего пристанища тех, кто преступил не только человеческий, по и Божий закон. По эту сторону электрического стула нет более смертоносного местечка! Ничто из того, что вы читали раньше, не сравнится с самым дерзким из ужасных опытов Стивена Кинга — с историей, что начинается на Дороге Смерти и уходит в глубины самых чудовищных тайн человеческой души…

7. Маргарет Митчелл «Унесенные ветром»

«Унесенные ветром» — единственный роман Маргарет Митчелл (1900—1949), за который она — писательница, эмансипе и защитница прав женщин — получила Пулитцеровскую премию. Это книга о том, что заставляет нас жить и бороться — что бы ни творилось вокруг. Уже более 70 лет мы читаем этот роман, более 70 лет восхищаемся Вивьен Ли и Кларком Гейблом в экранизации — и история не устаревает. Скорее всего, она вечна.

8. Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»

К власти в США приходят социалисты и правительство берет курс на «равные возможности», считая справедливым за счет талантливых и состоятельных сделать богатыми никчемных и бесталанных. Гонения на бизнес приводят к разрушению экономики, к тому же один за другим при загадочных обстоятельствах начинают исчезать талантливые люди и лучшие предприниматели. Главные герои романа стальной король Хэнк Риарден и вице-президент железнодорожной компании Дагни Таггерт тщетно пытаются противостоять трагическим событиям. Вместо всеобщего процветания общество погружается в апатию и хаос.

9. Оскар Уайльд «Портрет Дориана Грея»

Прославленный и единственный роман Оскара Уайльда.

После публикации «Портрета Дориана Грея» в 1890 году в британском обществе разразился скандал. Критики осудили роман как безнравственное произведение и требовали его запрета, однако читатели приняли его с восторгом.

Роман более 30 раз экранизировался.

Дориан Грей, молодой аристократ, наделенный удивительной красотой, знакомится с лордом Генри, проповедником идей гедонизма, отрицающим нравственные принципы викторианского общества. Под влиянием лорда Генри Дориан скатывается в бездну порока, становится причиной самоубийства влюбленной в него девушки, убивает своего друга — художника, который написал его портрет. Все изменения в облике стареющего и порочного Дориана отражаются только на этом портрете, сам же он внешне остается юным красавцем с невинным выражением лица…

10. Джордж Оруэлл «1984»

Своеобразный антипод второй великой антиутопии XX века — «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли. Что, в сущности, страшнее: доведенное до абсурда «общество потребления» — или доведенное до абсолюта «общество идеи»?

По Оруэллу, нет и не может быть ничего ужаснее тотальной несвободы…

Больше интересного на канале «Литература»

7 увлекательных книг об отношениях между мамой и дочкой

7 увлекательных книг об отношениях между мамой и дочкой

7 увлекательных книг об отношениях между мамой и дочкой

@old_literature

Джоан Харрис «Шоколад»

Это роман, написанный в 1999 году. Он рассказывает историю молодой матери-одиночки Виен Роше, которая приехала в французский городок Ласкне-су-Танн в начале поста с ее шестилетней дочерью, Анук. Вианн приехала открыть магазин сладостей —»Небесный миндаль» на площади напротив церкви. Во время традиционного поста и самоотречения; она мягко изменила жизнь селян, которые стали её посещать, открывая для себя магию Шоколада.

Дина Рубина «На солнечной стороне улицы»

Неожиданный виртуозный кульбит «под куполом литературы», абсолютное преображение стиля писателя, его привычной интонации и круга тем. Причудливы судьбы героев романа, в «высоковольтном» сюжете переплелись любовь и преступления, талант и страсть, способная уничтожить личность или вознести к вершинам творчества. Откройте этот роман — и вас не отпустит поистине вавилонское столпотворение типов: городские безумцы и алкаши, русские дворяне, ссыльные и отбывшие срок зеки, «белые колонизаторы» и «охотники за гашишем»…

Колин Маккалоу «Поющие в терновнике»

Роман о трех поколениях семьи австралийских тружеников, о людях, трудно ищущих свое счастье. Воспевающая чувства сильные и глубокие, любовь к родной земле, книга эта изобилует правдивыми и красочными деталями австралийского быта, картинами природы.

Джонатан Коу «Пока не выпал дождь»

Очень красивая и необычная композиция. Роман-размышление о прошлом, в котором все переплетено с настоящим, книга о вечном и сиюминутном. Новая книга Джонатана Коу — чувственная, напряженная и негромкая проза, в которой все сплошь полутени и полутона.

Джанет Фитч «Белый олеандр»

Это книга о всепоглощающей ненависти и о побеждающей ее любви, о неразрывных узах, которые предопределяют помимо нашей воли нашу жизнь, о жестокой войне за духовную независимость, которую героиня объявляет собственной матери…

Сэм Хайес «Моя чужая дочь»

Запутанный психологический роман с детективной интригой, которая держит читателя в напряжении до самого конца. Драмы нескольких людей сплелись воедино, и, чтобы распутать этот клубок, понадобятся любовь, терпение и умение прощать.

Больше интересного на канале «Литература»

Книги, прочитав которые думаешь: «Вот это да!»

Книги, прочитав которые думаешь: «Вот это да!»

Книги, прочитав которые думаешь: «Вот это да!»

@old_literature

1.Джордж Мартин — «Песнь льда и пламени — Игры престолов»

Серия фэнтезийных — но кажущихся реалистическими — рыцарских романов о жителях континента Вестерос, напоминающего средневековую Европу; стала основой экранизации и компьютерных игр. Некоторые романы цикла награждены премиями «Хьюго» и «Локус».

2. Грег Смолвидж — «Любовь и виски»

Классическое произведение от ювелирного мастера сюжетных линий . Знаменитая книга, оказавшая колоссальное влияние на поколения. По сюжету — начало 60-х, США. В Богом забытом городке Бат (штат Мэн) происходит самоубийство мэра. Громкое событие сотрясло будничную размеренную жизнь населения. Следствие не находит оснований предполагать, что главе города могли «помочь», но жена покойного решает провести свое расследование. Так в Бате оказывается Мик Дейр — сорокалетний журналист, работающий на друга семьи мэра. Репортер, для которого задание «покопать подробности» казалось легкой возможностью заработать, не мог подозревать, какое лихо разбудил. Но и те, кто решил остановить Дейра тоже не догадываются, что связались с не совсем простым журналистом…

3. Мариам Петросян — «Дом, в котором…»

Тысячестраничный роман про сюрреалистический интернат для детей-инвалидов, многие обитатели которого обладают паранормальными способностями и подчиняются самому Дому. «Русская премия».

4. Кадзуо Исигуро — «Не отпускай меня»

Упражнение великого стилиста в жанре антиутопии. В альтернативной Британии конца ХХ века существует частная школа, ученики которой — клоны, которых выращивают как доноров органов. Смогут ли клоны изменить свою судьбу?

5. Маркус Зусак — «Книжный вор»

Жуткая фантасмагория австралийского писателя, в центре которой девятилетняя девочка, полюбившая читать в нацистской Германии не те книги, что все; сказку о девочке рассказывает Смерть, персонаж романа. «Книжный вор» стал издательской сенсацией. Его тираж только на английском языке превысил 1,5 миллиона экземпляров. Роман уже несколько лет находится в top-30 рейтинга крупнейшего в мире книжного магазина Amazon.

6. Иэн Макьюэн — «Искупление»

Все писатели врут, но 13-летняя писательница Брайони обвинила в преступлении того, кто его не совершал; эта клевета останется главным событием ее жизни и 60 лет спустя. Роман про вымысел как основу труда писателя.

7. Карлос Руис Сафон — «Тень ветра»

Мистическая фантазия о Барселоне. Сафон сильный рассказчик — и как драма­тург, и как фразер; его конек — «китайские шкатулки», истории в историях. Большой международный бестселлер; в Испании не переплюнул пока лишь «Дон Кихота».

8. Дэвид Митчелл — «Облачный атлас»

Химически чистый образчик интеллектуальной фантастики от мастеровитого рассказчика: шесть связанных и рифмующихся историй разворачиваются в разных местах и эпохах, от XIX века до будущего.

9. Нил Гейман — «Американские боги»

Мрачная — но пропитанная черным юмором — сага про рагнарек, гибель мира из скандинавской мифологии: старые боги, от ифритов до Одина, готовятся к битве с богами Интернета, хайвеев и GPRS. Как если бы Снорри Стурлусон начитался комиксов. Две главные жанровые премии разом: «Хьюго» и «Небьюла».

10. Кормак Маккарти — «Дорога»

Изобилующий библейскими аллюзиями Апокалипсис для читателей XXI века: отец и сын — скорее всего, Те Самые — бредут по миру, который из супермаркета превратился в могильник, — из ниоткуда в никуда. Пулицеровская премия.

Больше интересного на канале «Литература»