Выбери любимый жанр

Ок-но - Дегтярев Максим Владимирович - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Максим Дегтярев

Ок-но

Автор выражает признательность д-ру А. Глазову, без чьей помощи этот роман был бы еще хуже.

0. Вирус Пака-ХС. За четырнадцать месяцев до начала основных событий.

Когда на исходе очередных суток все ячейки бортового хронометра обнулялись, хронометр производил сверку собственного времени планетарной станции «Телемак-Пи» с синхронизированными Галактическими часами. Сверка занимала мгновения. В правой ячейке хронометра появилась единица. Своим появлением она отметила первую секунду нового дня. Биологу Самюэлю Милну, мучившемуся бессоницей, показалось, что единица появилась немного позже установленного системой СИ срока.

В кают-компанию вошел командир станции Вересов.

— Сколько на этот раз? — спросил он Милна.

Милн прищурился, словно прицеливаясь, и без запинки выдал:

— Девять миллиардов сто девяносто два миллиона шестьсот тридцать одна тысяча восемьсот двадцать один.

— Миллиарды мог бы опустить, — улыбнулся Вересов. — Пятьдесят один период лишний, торопятся наши часы. Спать-то пойдешь?

— Коко заболела, — не глядя на командира, грустно ответил Милн.

Коко была белой лабораторную мышью, любимицей экипажа.

— Чем ты ее кормил? — полушутя спросил Вересов.

— Тем же, чем и вас. Овсянкой с сыром. — Милн в этот день дежурил по столовой.

— Передай, пусть выздоравливает, — и Вересов ушел.

К завтраку Милн не вышел.

— Распорядок дня для всех один, — ворчал Вересов. — Нет, конечно, если у человека бессонница, я нахожу антигуманным силой заставлять его ложиться в кровать и считать баранов. Но в восемь будь добр сидеть со всеми за столом и, как все, мазать тосты маслом. Впрочем, на масле я не настаиваю. По-моему, оно прогоркло.

— Вместо баранов Милн считает периоды излучения цезия-сто трицать три, — вставил планетолог Бриккер. — Проверить бы его надо…

— Отчего ж не проверишь? — спросил доктор Стахов, астрофизик, недавно перешедший в «Спэйс-Транзит-Инжениеринг» на более высокооплачиваемую работу научного консультанта.

— Лень, честно говоря. И Коко ясно, что он нас разыгрывает. Пятьдесят один период это… секундочку… пять наносекунд. Черта с два он заметил бы такую разницу. Подсмотрел по независимому хронометру, наверное… Тьфу, кто достал это масло? Там же была свежая пачка!

Бриккер брезгливо отодвинул намазанный тост.

— Вам не угодить, — вздохнул инженер Жорж Кастен. Сегодня он был дежурным. — Попробуй сыр.

— Этот? — Бриккер ножом указал на пятнисто-зеленый «Рокфор». — Милн сказал, что плесень на нем появилась уже на станции.

— Тогда жуй сухари. Их никакая плесень не берет, — ответил Кастен и, подняв перед глазами бутерброд с сыром, провозгласил:

— О Господь Всемогущий, да будут благословенны дары твои и мы вместе с ними!

— Амба, — сказал Вересов и нажал кнопку интеркома: — Эй, полуночник, подъем! Алле, ты слышишь?

— Слышу, не глухой, — хрипловато отозвался Милн. — А сколько сейчас?

— Полдевятого, — ответил Вересов. — Подходи давай.

Милн пробурчал что-то неразборчивое. Было слышно, как скрипнула койка — Милн перевернулся на другой бок.

Вересов выключил интерком.

— Что-то нет аппетита. — Планетолог Бриккер уныло посмотрел на тарелку с омлетом. — Выпью-ка я чая с джемом. Малиновый джем остался?

— С утра чай?! — изумился Вересов. — Ты здоров?

Бриккер передернул плечами.

— Морозит что-то. Где у нас чай-то…

Он встал из-за стола и подошел к холодильнику.

— Чай не там, — сказал ему Кастен.

— Знаю, я за джемом.

Вересов опустил в чашку с кофе чайную ложку, затем вытащил ее и с задумчивым видом стал смотреть, как с ложки медленно стекают капли. Он вспоминал недельной давности разговор с Милном. Короткий разговор состоялся в импровизированной биологической лаборатории, устроенной Милном по соседству с медицинским блоком. Биологические исследования не входили в научную программу станции «Телемак-Пи». Планетка, к которой прилепилась станция, была размером со средний астероид. Вся ее флора и фауна полностью умещалась внутри станции. Милн не был ни астрофизиком, ни инженером, ни космологом. Он был биологом. Биологам на «Телемаке-Пи» делать нечего, но Милна это не смутило. Ему нужны были деньги, и он согласился на место врача. Врачи нужны везде, в отличие от биологов. И платят им больше.

«Что ты там рассматриваешь?» — спросил тогда Вересов. Милн сидел за электронным микроскопом. «Вирионы Пака-ХС», — ответил биолог. «Опасны?». «Ну что вы, абсолютно безопасны», — сказал Милн и подал командиру справочник по вирусологии. «Страница сто тридцать два», — добавил он, затем снова уставился в микроскоп. Вересов полистал справочник. «Вирус Пака… найден на Ундине, Сектор Улисса… безопасен для всех известных живых форм… в естественной среде неактивен… продолжает изучаться… есть предположение, что занесен на Ундину извне…».

Вересов положил справочник рядом с микроскопом, едва не придавив Коко, которая деловито шныряла по лабораторному столу. Коко выбралась из-под тяжелого справочника и забралась Милну на плечо. Милн дернул плечом, сгоняя надоедливую мышь. Коко усиками пощекотала ему мочку уха. Милн, боявшийся щекотки, отклонил голову. Окуляр микроскопа освободился, и Коко заняла место у окуляра не слезая с плеча. Ей тоже было интересно.

«Ну и кто кого дрессирует?» — с ухмылкой сказал Вересов и вышел из лаборатории.

Капли перестали стекать, ложка высохла.

Вересов отодвинул чашку, пожелал Бриккеру, Стахову и Кастену приятного аппетита и встал из-за стола. Его мучило нехорошее предчувствие. Концерн «Спэйс-Транзит-Инжениринг», которому принадлежал «Телемак-Пи», нанимал на работу исключительно здоровых людей. Биолог в прошлом, врач в настоящем, Самюэль Милн неделями сидел без дела. Но по закону, навязанному профсоюзом астронавтов, в экипаже, состоящим из более чем трех человек, должен присутствовать штатный врач. Какую еще гадость он там у себя разводит, чтобы спастись от безделья? Коко заболела… Впрочем, в отличие от Милна, мышь по имени Коко «Спэйс-Транзит-Инжениринг» не нанимал. Она была довеском к Милну — симпатичным живым довеском.

В дверях Вересов оглянулся на Бриккера. Тот опускал в кипяток чайный пакетик.

— Сходи к Милну, пусть он тебя посмотрит, — обращаясь к нему, сказал Вересов.

— Да в порядке я… черт! — Бриккер упустил пакетик вместе с ниткой и желтевшем на ней бумажным ярлычком. Ярлычок теперь плавал в кипятке, постепенно намокая. Бриккер принялся вылавливать его двумя пальцами.

— Сходи, сходи, — повторил Вересов.

В каюте Милна не оказалось. Вересов оглядел скомканную постель; как бережливый хозяин выключил свет. Медицинский блок находился рядом с каютой Милна. Вересов заглянул туда. Биолог сидел возле столика с препаратами.

— Мы тебе оставили… — Вересов осекся.

На клеенчатой салфетке неподвижно лежала Коко. Милн, подперев ладонью голову, медленно проводил пальцем по белой шерстке от головы к хвосту.

— Отчего она умерла? — спросил Вересов, подойдя вплотную к Милну.

— Еще не выяснил. Пять минут назад нашел ее за термостатом. Термостат был включен, от него шло тепло. Вероятно, Коко было холодно.

— Выясняй скорее, — поторопил его Вересов. — И посмотри, что с Бриккером. Кажется, у него температура. Сам-то ты… постой-ка… — рывком Вересов развернул сидевшего на вращающейся стуле Милна. — И у тебя тоже?!

Милн коснулся лба тыльной стороной ладони.

— Похоже… — пробормотал он. — Командир, вам лучше выйти отсюда. Я разберусь самостоятельно. Пришлите Бриккера.

Вересов через интерком потребовал, чтобы Бриккер немедленно явился в медицинский блок. Планетолог был недоволен тем, что его отвлекли от завтрака.

— Я бы сам зашел, — начал он с порога.

— Кровь на анализ, немедленно. И у себя. — Командовал Вересов Милном.

1

Жанры

Фантастика и фэнтези

Детективы и триллеры

Проза

Любовные романы

Приключения

Детские

Поэзия и драматургия

Старинная литература

Научно-образовательная

Компьютеры и интернет

Справочная литература

Документальная литература

Религия и духовность

Юмор

Дом и семья

Деловая литература

Жанр не определен

Техника

Прочее

Драматургия

Фольклор

Военное дело